Ðàçâèòèå

В КАДРЕ – БИГФУТ

етти

 

Дополнительно: ● Не фанатичному атеистy ● Между жизнями  ● Предсказания  ● Гиперборея ● Атлантида

Дмитрий Баянов

Трудный путь к признанию

 Документальный фильм Паттерсона-Гимлина, запечатлевший в 1967 г. женскую особь бигфута, американского «снежного че­ловека», является до сих пор единственным четким фотографическим свидетельством существования на земле живых реликтовых гоминидов, обозначаемых в гоминологии термином «гомины». В то же время сущест­вует изрядное количество нечетких, расп­лывчатых снимков, не пригодных для науч­ного анализа. Это свидетельство того, нас­колько трудным объектом фотографирова­ния являются эти приматы. Как правило, встречи с ними происходят в сумерках и не­ожиданно, так что потрясенный очевидец в самый ответственный момент обычно забывает не только о наличии у него фото- или видеокамеры, но даже оружия.

 Роджер Паттерсон, отличный наездник и неоднократный участник родео (состяза­ний ковбоев), оказался исключением из пра­вила: он искал встречи с бигфутом, и, хотя она все же произошла неожиданно, не расте­рялся, не упустил драгоценного шанса, а от­важно бросился вслед за уходящей самкой бигфута, снимая ее кинокамерой на ходу. Ему помогло и то, что он был не один: его по­мощник Роберт Гимлин, на всякий случай, держал гомина во время съемки, длившейся всего лишь одну минуту, под прицелом ружья.

 Этот фильм займет особое место в исто­рии гоминологии и в истории науки в целом не только потому, что он первый, но и ввиду тех препятствий, которые ему приходится прео­долевать на пути к всеобщему признанию.

 В 60-е годы лишь в России, в рамках постоянного семинара по проблеме реликтовых гоминоидов при Дарвино­вском музее в Москве, существовала группа людей, серьезно и углубленно вникавших в проблему «снежного че­ловека» под руководством историка и философа Б.Ф. Поршнева, зоолога А.А. Машковцева и главного храните­ля музея П.П. Смолина. Так возникло новое направление в приматологии - гоминология, приверженцы которого получили теоретическую базу для ис­следования и имели неплохое предс­тавление о том, как должен выглядеть реликтовый гоминид. В Америке в се­редине прошлого века такой группы знатоков не было, и фильм Паттерсона-Гимлина был сразу, без изучения, отвергнут как подделка специалиста­ми Смитсоновского института, важ­нейшего научного центра США. Аме­риканских специалистов смутило прежде всего то, что груди самки биг-фута покрыты волосами и что у нее якобы голова гориллы, а ноги человека. «Такого гибрида в природе быть не может», - заявил руководитель специалистов, профессор антропологи Джон Нейпир.

 В декабре 1971 г. фильм был привезен в Москву канадским исследователем Рене Дахинденом и показан в ряде научных учреждений. Особый интерес он вызвал и был положительно оценен специалистами Центрального НИИ протезирования и протезостроения, указавшими на отличие походки снятого в фильме существа от походки coвременного человека, а также на то, что характер походки указывает на oгpoмный вес существа.

 После основательного изучения фильма письменное заключение о нем дал профессор Д.Д. Донской, заведующий кафедрой биомеханики Государственного Центрального института физической культуры (ныне Академия физической культуры). Отметив, что походка существа для человека «совершенно не типична», профессор Донской расценил ее как «естественное движение, без заметных признаков искусственности, характерных для разного рода преднамеренных имитаций».

 

 Слева:  кадр из фильма Пэкхэма, якобы доказавший, что фильм Питтерсона подделка.
 Обратите внимание на несоответствие фигуры актера и длины его  рук тому, что мы видим в фильме Питтерсона.
 В центре: кадр из фильма Питтерсона.
 Справа:   для   сравнения   приводим   фигуру   известной   теннисистки   Серены  Уильямс в аналогичной позе.

 Не вызвала сомнений подлинность фильма и у известного скульптора Ни­киты Лавинского, в мастерской которо­го по кадрам фильма были созданы скульптурные портреты самки бигфута, которой мы дали имя Патти.

 Самое же углубленное изучение фильма было предпринято Игорем Бурцевым, Александрой Бурцевой и ав­тором этих строк, участниками вышеу­помянутого семинара при Дарвиновс­ком музее (ныне Смолинский семинар по вопросам гоминологии). Фотогра­фическое воспроизведение с различ­ными экспозициями кадров фильма Бурцевым показало, что у Патти голо­ва не гориллы, как показалось амери­канцам, и не современного человека, а голова палеоантропа, такого как неан­дерталец, или даже питекантроп. Да­лее, стало совершенно ясно, что воло­сяной покров существа не может свиде­тельствовать о специальном костюме, поскольку, несмотря на этот покров, отчетливо видна мускулатура рук, спи­ны и ног. Посадка головы, отсутствие видимой шеи, удлиненный бочкообраз­ный торс и удлиненные верхние конеч­ности отличают Патти от человека. Что касается походки, то она более всего похожа на движения лыжника, учитывая мах рук, сгибание колен и вертикальное поднятие стоп до того, как носок ноги оторвется от земли. Ид­ти так без лыж, без палок и без снега человек просто не может.

 Короче, на основании этих и ряда других соображений мы безоговорочно признали фильм подлинным, о чем со­общили в научных и научно-популяр­ных публикациях в нашей стране и в США. Но признать фильм подлинным означает признать существование жи­вых предсапиентных гоминидов, счита­ющихся вымершими десятки тысяч лет назад. Пойти на это антропологи пока никак не могут. Отсюда нескончаемый поток «опровержений» подлинности замечательного киносвидетельства.

 Здесь следует вспомнить, что про­тивники Дарвина долго не могли примириться и с признанием останков не­андертальцев. Когда в 1856 г. в Герма­нии, в долине Неан-дерталь, был най­ден древний череп, они говорили, что это череп современного кретина, умер­шего от водянки головного мозга. Дол­го не признавали таковыми и костные останки питекантропа, впервые най­денные доктором Дюбуа на Яве. Такая же участь постигла и ископаемого австралопитека. Кости, наконец, приз­нали. Теперь же придется признать и живых «ископаемых» предков.  А что касается так называемых «оп­ровержений», то как можно опроверг­нуть уникальный документальный фильм? Несомненно, только показав отсутствие в нем уникальности путем точного копирования, воспроизведе­ния, иначе говоря, доказав искусствен­ное, а не естественное происхождение того, что снято в фильме. Но неоспо­римым фактом является то, что за 37 лет со дня появления этого фильма никто не смог заснять актера в мехо­вом костюме, хоть отдаленно напоми­нающего обликом и движениями сня­того бигфута. А попытки такие дела­лись, в том числе и профессионалом документального кино, англичанином Крисом Пэкхэмом (Chris Packham), снявшим в 1998 г., под эгидой Би-Би-Си, фильм (The X-Creatures). По мне­нию Пэкхэма, он доказал, что в фильме Паттерсона-Гимлина заснят человек, а не бигфут (см. его статью «Proof or Spoof?» в журнале ВВС Wildlife Magazine, September 1998). Однако не­возможно смотреть без смеха на пол­ное, можно сказать, карикатурное не­соответствие образа одетого в мохна­тую шкуру актера тому, что мы видим в фильме Паттерсона. У актера и бигфу­та нет ни одной общей черты, кроме двуногости. Но на двух ногах ходят и куры.

 В чем же секрет актерской невоспро­изводимости заснятого бигфута? В част­ности в том, что на нем живая шкура, а не меховой костюм. Еще в 1969 г. вете­ран североамериканских гоминологов Джон Грин, интересуясь возможностью подделки фильма,  консультировался у специалистов Киностудий Диснея. В ка­честве эксперта ему рекомендовали Яноша Прохаску (Yanos Prohaska), кото­рый создавал костюмы для актеров, изображавших обезьян. Посмотрев фильм Паттерсона-Гимлина, специа­лист сказал, что на заснятом субъекте не костюм, а живая кожа, поскольку видно мускулы и их движения (John Green, Sasquatch, 1978, p. 129).

 Несмотря на это, в течение десят­ков лет опровергатели распространя­ли слух, подхваченный средствами мас­совой информации, о том, что костюм для «бигфута» в фильме изготовил из­вестный костюмер Голливуда Джон Чеймберс (Chambers), создавший кос­тюмы для фильма «Планета обезьян». Говорили, что Чеймберс сам в этом признался. В 1997 г. у пожилого Чеймберса, находившегося в доме для прес­тарелых, было взято интервью по по­воду его, якобы, участия в подделке фильма о бигфуте. Чеймберс сказал, что никакого отношения к фильму Паттерсона-Гимлина не имеет, что слух об этом распространяли его сослужив­цы. В ответ на вопрос, почему он не оп­роверг этих слухов, Чеймберс признал­ся, что в профессиональном смысле эти слухи были ему выгодны, укрепляя веру в его мастерство. На вопрос о том, смог бы он изготовить костюм такого качества, Чеймберс ответил отрица­тельно (The Journal of the North American Science Institute, vol. 1, 1997, pp. 5-8).

 Как некогда лжецаревичи на Руси, в США ныне то и дело появляются лжебигфуты, якобы заснятые в докумен­тальном фильме. Демонстрировать свое актерское искусство и показать костюм они даже не пытаются. Просто говорят: «Это меня в костюме гориллы снял Петтерсон в 1967 году в ущелье Блаф-Крик». Последним по времени в ряду таких лжесвидетелей стоит некий Боб Хайронимус, герой только что опубликованной книги Грега Лонга «The Making of Bigfoot» («Как делают бигфутов»)   объемом  в  475  страниц.

 Ярый противник гоминологии, автор «опровергает» подлинность докумен­тального фильма с помощью двух прие­мов: 1) собранного им «компромата» на покойного Паттерсона и 2) презента­ции Хейронимуса как того «актера», ко­торого якобы сняли под видом бигфута в фильме.

 Этой книги я еще не видел, но ее уже прочитал и прокомментировал Джон Грин. В книге есть фотография Хейро­нимуса во весь рост, и, как показывает сопоставление его фигуры с фигурой Патти, пропорции тела у них совершен­но разные, не говоря уже о росте и объ­еме. Кроме того, Грин заключает, что Хейронимус вообще никогда не был в ущелье Блаф-Крик, настолько неточен он в описании местности. Грин пишет, что автор книги выставил себя в глупом свете.

 Тогда спрашивается, зачем он вооб­ще взялся за написание столь объемно­го сочинения? Книги о бигфуте никак нельзя назвать прибыльными. Мы это хорошо знаем по собственному опыту, и об этом же говорят наши американские коллеги. По их мнению, Грег Лонг вы­полнил задание тех сил, которые упор­но и тайно противостоят официально­му признанию реальности бигфутов. Именно они финансировали сочини­тельство Грега Лонга и подкуп лжесви­детелей, включая Хейронимуса. Опро­вергнуть неопровержимое они не мо­гут, а сеять сомнения и отдалять момент истины им вполне под силу, что они и делают.

 Нашим друзьям виднее положение в их стране. Мы же делали и делаем все, что можем, для победы истины и спра­ведливости в этом вопросе: изучили и апробировали фильм; опубликовали статьи и книгу об этом; объявили премию тому, кто сможет опровергнуть подлинность фильма. Наш многолет­ний опыт свидетельствует об одном: «опровергатели» приходят и уходят, а первый документальный фильм, запечатлевший гомина-бигфута, остается во всей своей значимости.

И.Д. Бурцев

ПОЛВЕКА НАЗАД: НАЧАЛО ПОИСКОВ

 50 лет назад, в 1954 г., состоялась первая в истории экспедиция по поискам так называемого «снежного человека». Она проходила в труднодоступных районах Гималаев. Возглавлял ее отважный журналист лондонской газеты «Дейли Мейл» Ралф Иззард. С экспедиции Ралфа Иззарда фактически начинается история так называемого «снежного человека», которая продолжается уже полвека.

 Заинтерессованность вначале проявили англичане. Началась подготовка к грандиозной Эверестской экспедиции 1953 г. С этой целью в 1951 г. была проведена рекогносцировочная эспедиция в окрестности Эвереста (Джомолунгмы). Тогда же появилось довольно много публикаций и изданий, рассказывающих об этой горной стране и ее обитателях.

 Свое, особое место в этих публикациях занимали сведения о неизвестном науке таинственном двуногом существе - «йети», которому англичане дали название «ужасный снежный человек» (the Abominable Snowman), распространившееся позже как просто «снежный человек».

 В дальнейшем выяснилось, что подобные существа обитают далеко не только в Гималаях. Местные жители в разных странах называют подобных двуногих существ по-разному, но перевод этих названий как правило означает «лесной человек» («леший») или «дикий человек».

 В печати пятидесятых годов двадцатого столетия появлялись не только рассказы о встречах, но и фотографии следов, которые оставляли эти таинственные двуногие. Наиболее удачными были фотографии следов йети, сделанные Эриком Шиптоном на леднике Менлунг во время рекогносцировочной Эверестской экспедиции. Эти следы так и вошли в историю поисков «снежного человека» как «шиптоновские следы».

 

НАЧАЛО

 Фотография одного из этих следов как-то привлекла внимание корреспондента лондонской газеты «Дейли Мейл» Ралфа Иззарда, и она зародила в нем интерес к теме «снежного человека». О том, как возникла мысль об экспедиции по поискам йети и как проходила сама экспедиция, Ралф Иззард расскажет потом в своей книге (Ralph Izzard. The Abominable Snowman Adventure). Ha русском языке она была издана в Географгизе (Москва) в 1959 г. под названием «По следам снежного человека». Дальнейшее повествование основывается на этой книге. Вот как со слов самого ее автора возникла идея об экспедиции по поискам «снежного человека».

 Когда Иззард направлялся из Дели в столицу Непала Катманду, где по заданию редакции ему следовало приступить к освещению хода предстоящей английской экспедиции на Эверест, он случайно познакомился в самолете с будущими участниками этой экспедиции, одним из которых был известный альпинист полковник Джон Хант. Мало того, как раз в этом полете Иззард, читая литературу о восхождениях на Эверест, наткнулся на упоминание о том, что в 1937 г. капитан Джон Хант обнаружил на перевале Зему (5875 м) на восточном склоне Канченджанги следы «снежного человека». Стоило заговорить с полковником об этом, и тот убежденно стал доказывать, что снежный человек действительно существует. Полковник Хант был уверен, что настало время ор­ганизовать экспедицию, единственная задача которой должна состоять в изу­чении проблемы йети на подлинно на­учной основе.

 Уверенность Джона Ханта произве­ла на Иззарда большое впечатление, и с этой встречи, собственно, начинается история подготовки экспедиции. Поз­же тот же Хант рассказал Иззарду о слу­чае, происшедшем с отцом известного в свое время покорителя вершин, «тигра снегов» шерпа Норкея Тенцинга.

 

СЛУЧАИ С ТЕНЦИНГОМ-СТАРШИМ

 Однажды отец Тенцинга пережил несколько тревожных минут, встретив­шись с йети у пастушьей деревни Мачерма. Деревня эта, состоявшая из нес­кольких каменных хижин, располага­лась на высоте 4800 м на расстоянии доброго дня пути вверх от монастыря Тхьянгбоче, у входа в узкую долину, сое­диняющуюся с более широкой долиной реки Дуд-Коси. Поздней весной и летом в каменных хижинах жили пастухи яков, но зимой, когда ложится глубокий снег, деревня оставалась необитаемой. Так вот, Тенцинг-старший перегнал сво­их яков и коз в Мачерму на летние паст­бища. Как-то раз он по обыкновению погнал скот вниз в долину, но вдруг уви­дел, что испуганные животные жмутся друг к другу. Он схватил свою палку, опа­саясь нападения волка или барса, но, ог­лядевшись, с изумлением увидел, что причиной тревоги был, как ему показа­лось, маленький человек, который спус­кался по склону горы к протекавшему посреди долины потоку. Это существо ростом около полутора метров было покрыто рыжевато-бурой шерстью. Го­лова имела конусообразную форму, во­лосы на ней отличались исключитель­ной длиной и свисали на глаза животно­го. Черты лица напоминали обезьяну, но рот с выступающими вперед зубами был очень большой. Существо шло на двух ногах, подобно человеку.

Теперь Тенцинг-старший сам страшно испугался; он не сомневался, что пе­ред ним йети, и, погнав обратно вверх своих яков, не нуждавшихся в понука­нии, забрался вместе с ними в одну из каменных хижин и запер на засов дверь. Это не остановило йети, который, приблизившись к хижине, прыгнул на крышу и принялся ее разбирать (дело нетрудное, так как крыши в Мачерме из дранки, укрепленной камнями). Тогда Тенцинг-старший в надежде прогнать йети развел костер из сырых сучьев кар­ликового можжевельника и, чтобы дым был более едким, подбросил в огонь добрую пригоршню сухого красного перца. Это произвело желаемое действие, так как, сбросив часть крыши на несчастных яков, йети соскочил на землю и стал бегать вокруг хижины, дрожа от бешенства, вырывая мелкие кусты и выворачивая камни из земли. Наконец, йети ушел вверх по склону го­ры, оставив на снегу широкие следы. Вскоре после этой встречи Тенцинг-старший серьезно заболел, что шерпы, естественно, приписали напущенной йети порче.

 Иззард завершает рассказ Норкея Тенцинга об этом случае замечанием, что тот был человеком несуеверным, иначе он никогда не решился бы про­никнуть в «цитадель богов», взобрав­шись на вершину Эвереста.

 

ПОДГОТОВКА

 Итак, Иззард отнесся к идее экспеди­ции вполне серьезно, и с этого момента стал предпринимать усилия к тому, что­бы она осуществилась. Тем более что к подобной специальной поисковой экс­педиции позже проявили большой ин­терес и другие участники восхождения на Эверест. Иззард запросил руковод­ство своей редакции в Лондоне и рас­считывал на положительный ответ, а сам тем временем занялся сбором ин­формации по данному вопросу. Ведь чтобы убеждать кого-то в необходимос­ти организовать поиски йети, надо бы­ло прежде всего самому быть убежден­ным в его существовании.

 Еще будучи в Дели, он начал изучать литературу по истории восхождений на Эверест. Тогда-то он и наткнулся на «клас­сический» труд Тилмена «Гора Эверест, 1938», включавший знаменитое «Прило­жение Б»: «Антропологический и зооло­гический раздел, в частности проблема снежного человека» (1947 г.). Для своего времени это приложение было самым ис­черпывающим обзором фактов, относя­щихся к нашей теме, и, как отмечал Иззард, оставалось таковым и для последую­щих десятилетий.

 Когда было принято решение о про­ведении экспедиции, Ралф потратил несколько месяцев на подбор ее участ­ников. Требования к ним были непрос­тые: с одной стороны, это должны быть квалифицированные специалисты, за­нимающие известное положение и пользующиеся авторитетом в научном мире - зоологи, приматологи, антропо­логи, этнографы, имеющие опыт вос­хождения, с опытом полевой работы в трудных условиях высокогорья. И, ко­нечно, это должны быть люди, проник­шиеся идеей отыскать таинственных двуногих обитателей гор. Поскольку ко­личество участников было ограничено, нужно было найти людей, обладавших двумя, лучше тремя специальностями.

 С этой задачей Р. Иззард справился с честью. В конце концов такие люди бы­ли найдены.

 Назовем их:
 Джералд Рассел, американский есте­ствоиспытатель, обладавший большим опытом в выслеживании и ловле диких зверей и долго скитавшийся по самым недоступным местам планеты. Он уже был известен тем, что с его участием была поймана первая панда.
 Чарлз Стонор, зоолог, антрополог, этнограф, ботаник - разносторонний ученый со знанием языка хинди.
 Том Стобарт - зоолог, альпинист, кинооператор, участник эверестской экспедиции 1953 г.
 Индиец Бисуамой Бисуас - хранитель отдела млекопитающих Калькуттского музея, много путешествовавший до этого.
 Билл Эдгар - врач, имеющий большой опыт восхождений.
 Джон Джексон - известный альпи­нист.

 Прежде чем начать работу экспеди­ции, «на разведку» в горы отправился Чарлз Стонор. По результатам этой раз­ведки Стонор вскоре прислал донесе­ние. Оно давало достаточно полное представление о проблеме йети, или, вернее, исчерпывающее изложение данных, которыми располагала экспе­диция, когда она готовилась «вступить в бой». Раньше в Англии, как пишет Из­зард, большинство из будущих участни­ков экспедиции считало, что им посча­стливится, если они хоть один раз за время экспедиции наткнутся на следы. Разведка группы Стонора свидетель­ствовала о крупном успехе еще до того, как вся партия приступила к действиям. Когда Ралф встретился с остальными участниками главной партии и расска­зал о полученных известиях, все приш­ли в большое возбуждение. Некоторые завидовали удаче Стонора, очутившего­ся на месте первым. Всем не терпелось пуститься в путь, они опасались, что представление окончится и тайна будет полностью раскрыта, прежде чем они приступят к делу.

 

СООБЩЕНИЕ ЧАРЛЗА СТОНОРА

 До отъезда из Англии меня со всех сторон осаждали зоологи, ученые - пу­тешественники и «специалисты» всех сортов. «Этого не может быть», «Такие же сказки рассказывают про Тибет», «Следы видели на всем протяжении Ги­малаев» и так далее. Несмотря на все старания вселить сомнения в успехе на­шей экспедиции, я вот уже две недели нахожусь в центре страны снежного че­ловека и потратил много времени на то, чтобы подружиться с шерпами, жил вместе с ними как равный и постепенно накопил множество рассказов очевид­цев о Йе-Те, в существование которого шерпы так твердо верят. Вскоре я обна­ружил, что никто до сих пор не предп­ринимал серьезных попыток устано­вить истинность или ложность этих рассказов. Несколько любителей сенсации подхватило неясные толки, пере­данные через третьи руки, и на их осно­вании создали фантастическую версию животного из музыкальной комедии. С самого начала должен заметить, что эти россказни кажутся горцам, живущим на месте, столь же странными, как и всем здравомыслящим людям в Англии.

 Из общения с шерпами я убедился, что они являются исключительно урав­новешенными, мало эмоциональными, прямодушными и искренними людьми с высоко развитыми умственными способ­ностями. Если бы это было не так, разве могли бы они завоевать репутацию вер­ных помощников экспедиции, соверша­ющих восхождения на самые трудные горные вершины? Я многих из них рас­спрашивал о Йе-Те и слышал много рас­сказов, но ни разу у меня не возникло ни малейшего подозрения, что мои собесед­ники говорят то, что я хотел бы услы­шать, или же выдумывают интересную историю мне в угоду. Те, кто утверждает, будто видели или слышали Йе-Те, расска­зывают о виденном и слышанном и не больше, а те, кто не сталкивался с ним, сразу же признаются в этом.

 Все шерпы, живущие в более высо­кой, более холодной части Непала и в прилегающих районах Тибета, верят в существование Йе-Те, в то, что это жи­вотное из плоти и крови, а не дух или демон. Среди тибетцев здешних мест он известен под именем Те (произносится Тей), и отсюда произошло употребляе­мое шерпами название. Ие означает ка­менистая местность. Таким образом, Йе-Те означает разновидность Те, оби­тающую среди камней.

 Йе-Те живет исключительно на ог­ромных просторах горной страны, где слишком высоко, чтобы могли расти де­ревья, но ниже снеговой линии. Время от времени он спускается в долины, где расположены деревни. Говорят, что он ростом с четырнадцатилетнего мальчи­ка, обладает телосложением человека, покрыт светлой рыжеватой шерстью, более светлой на груди, и волосы у него длиннее всего на голове и пояснице. Го­лова сильно заостренная. Он издает громкий  пронзительный вой,  а когда находятся от него на близком расстоя­нии, нередко слышат какой-то дребезжащий шум. Его крик часто раздается по ночам. В самые холодные зимние ме­сяцы, когда повсюду лежит снег, Йе-Те спускается довольно низко, и его крики подчас доносятся до деревень. Обычно он ходит на двух ногах, как человек, но когда торопится или идет по глубокому снегу, опускается на все четыре. Чем он питается, точно неизвестно, но многие думают, что пищей ему служат пищухи и другие мелкие животные, в изобилии водящиеся там, где он обитает. Счита­ют, что по отношению к человеку он ве­дет себя не слишком агрессивно, напро­тив, очень робок, но и очень сообрази­телен.

 Вот что удалось мне пока узнать о Йе-Те. Лично я считаю, что речь идет о каком-то совершенно неизвестном жи­вотном, представляющем исключитель­ный интерес. Другой вопрос, удастся ли нам с ним столкнуться.

 

ПИЩА ЙЕ-ТЕ

 Я расспрашивал об этом повсюду, ответ всегда один и тот же. Он питается неболь­шими животными (сурками, пищухами), живущими среди камней, а также крупны­ми насекомыми. Существует распростра­ненное мнение, что Йе-Те, поймав добычу, умерщвляет ее ударом о камень, затем пот­рошит и съедает, оставляя внутренности. Два пастуха яков рассказали мне, как они нашли среди камней совершенно свежие внутренности сурка, а рядом видели два больших отпечатка ног. 27 января я нахо­дился в стране Йе-Те к западу от Намче-Базара и в одном глухом месте наткнулся на свежие внутренности сурка. Поблизости лежали остатки шкурки. Очевидно, кто-то убил сурка. Тибетские лисицы здесь широ­ко распространены и питаются такого ро­да животными; но я никогда не слышал, чтобы лисица потрошила свою жертву, а затем утаскивала ее, оставляя внутреннос­ти. То же самое относится к хищным пти­цам, которые или разрывают свою добычу на куски там, где они ее убивают, и оставля­ют множество улик, или же сразу улетают с трупом. Говорят, будто Йе-Те глотают глинистую землю - то ли для заполнения желудка, то ли из-за каких-то полезных минеральных веществ. Некоторые убеждены, что иногда они утаскивают телят яков, молодых таров и мускусных оленей, а также (возможно) птиц и их яйца. В здешних горах, как я видел собственными глазами, пища имеется в изобилии. Я два раза находил испражнения какого-то крупного животного, содержавшие мех и кости грызунов, а также небольшое количество земли. Они могли принадлежать (из представителей местной фауны) только леопарду или Йе-Те. Все, кому я их показывал, не сомневались, что это был помет последнего, так как в испражнениях леопарда, наверно, имелись бы «остатки» тара или оленя.

КРИК 

 Множество шерпов слышало крик Йе-Те обычно после наступления темноты, но нередко и днем, а особенно под вечер; в сущности найдется, по-видимому, мало людей, которые его не слышали бы. Я уже упоминал, что об этом крике всегда рассказывают, как о громком (или очень громком) «визге», напоминающем, пожалуй, резкие крики чайки; вблизи Йе-Те издает дребезжащие звуки.

 Всего шесть недель назад (в декабре 1953 г.) двое юношей пасли в горах яков и в конце дня услышали в глухом месте крики Йе-Те. Они как будто приближались; юноши испугались, и, собрав свое стадо, укрылись в каменной-пастушьей хижине. Вскоре после наступления темноты звуки приблизились вплотную, и пастухи услышали шаги бродившего снаружи животного. На следующее утро на мягкой земле небольшого возделанного участка, находившегося рядом, они обнаружили следы, напоминавшие отпечатки человеческих ног.

 

ИЗЛЮБЛЕННЫЕ МЕСТА И ЛОГОВА ЙЕ-ТЕ

 Считается общепризнанным, что Йе-Те живет исключительно в обширном районе сильно пересеченной каменистой местности, расположенной между границей лесов и вечным снегом, примерно на высоте от 4000 до 5200 м.

 Предполагают, что его убежища находятся в укромных уголках и могут быть обнаружены по очень сильному неприятному запаху. Как говорят, один из жителей деревни Пхорче, ныне умерший, много лет назад наткнулся на «жилье» Йе-Те. Два года назад лама из монастыря Тхьянгбоче отправился один на скалы, возвышавшиеся над его домом (я был в этом месте), и на высоте примерно 4200 м наткнулся на грубое «гнездо», сделанное из недавно наломанных и переплетенных между собой веток карликового можжевельника; по размеру и форме оно походило на примитивный шалаш, какой мог бы построить для себя заблудившийся ночью человек. Лама не стал заниматься подробным осмотром. 

 Некоторых пояснений требует приписываемое Йе-Те бродячее существование. Почти каждый шерп скажет вам, что зимой, когда обычно несколько недель идет снег, следы часто видят на невысоких склонах над деревнями; в эти периоды выше в горах снег лежит, конечно, более толстым слоем, и Йе-Те, как предполагают, спускается ниже и бродит в поисках пищи, чаще всего по ночам. В летние месяцы его видят очень редко, но весной и осенью довольно часто.

 

ШЕРПЫ И ЙЕ-ТЕ 

 Я с удовлетворением убедился, что шерпы абсолютно не сомневаются в существовании Йе-Те, видя в нем животное, обитающее в их стране. Когда я настойчиво расспрашивал об этом, мне не раз отвечали: «Мы ведь не выдумываем других животных и птиц; зачем стали бы мы выдумывать Ие-Те?» Увидеть Йе-Те или услышать его крик считается очень плохим предзнаменованием, и обычно вскоре после такого происшествия совершается небольшая церемония, чтобы отвратить грозящее несчастье. В остальном Йе-Те как будто не приписывают никаких особых свойств, по сравнению с известными животными. Шерпы отно­сятся к Йе-Те с вполне понятным уваже­нием и считают опасным хоть чем-ни­будь его затрагивать. По-видимому, он из­бегает встреч с людьми. Насколько изве­стно, никаких рассказов или преданий об убийстве им людей не существует. Я убедился в том, что на их свидетельства можно так же положиться, как на сведе­ния, сообщаемые, скажем, суссекским пастухом или лесником, охраняющим дичь на севере Шотландии. Из всех наро­дов, среди которых мне приходилось бы­вать, вряд ли найдется более неподходя­щий для того, чтобы придумать историю о Йе-Те.

РЕЗУЛЬТАТЫ

 Наконец экспедиции удалось найти хранившиеся в двух монастырях в числе священных реликвий скальпы, снятые с головы йети, до этого времени не извест­ные европейцам. Скальпы эти разрешено было сфотографировать, измерить и взять с них образцы шерсти; в третьем мо­настыре получен был небольшой кусок ко­жи йети. Участники экспедиции и некото­рые английские ученые считают, что эти скальпы действительно представляют кожный покров верхней части головы йе-ти, но некоторые специалисты, исследовавшие в Англии шерсть со скальпа, приш­ли к выводу, что она принадлежит какому-то неизвестному животному, а скальп снят, может быть не с головы, а с плеча его. 

 По добытым данным английский антро­полог Владимир Чернецкий попытался соз­дать реконструкцию внешнего вида и черепа йети и определить его систематическое по­ложение среди приматов.


 ЛИТЕРАТУРА
 1. Иззард Р. По следам снежного человека. -М., Географгиз, 1959.
 2.  Стонор Ч. Шерпы и снежный человек. М, Издательство иностранной литературы, 1958.
.

Скачать статью в формате Word